Лихорадка

Лихорадка

Сокращения:
ЛЭ лихорадка Эбола
ВЭЛ вирус лихорадки Эбола
CDC Центр по контролю за болезнями.

Больной обратился вечером 25 сентября, высокая температура, 37,8°С, головная боль. Обратился в одну из лучших больниц США (одна из 162 лучших, по крайней мере по утилизации электронных медицинских записей, это официально, Пресвитерианская больница в Далласе ). Рассказал, что приехал из Африки. Прописали антибиотик, отправили домой. Через три дня, 28-го сентября, он попадает уже в тяжёлом состоянии, и 8 октября умирает.

Почему не оценили эпид. анамнез? Первая версия: сбой в компьютерной системе, якобы записи медсестры, собиравшей анамнез, не видны доктору, принимающему решение. Доктора в недоумении: смысл в такой электронной истории болезни, где м/с отдельно, и врач отдельно. Через пять дней приходит уточнение: сбоя в системе электронных медицинских записей не было. Эпид. анамнез проигнорировали. Напрасно: больной не просто приехал из Либерии, он оказывал помощь своей беременной родственнице с судорогами и лихорадкой, возил её в больницу. В больницу не взяли по отсутствию мест, дома через несколько часов больная умерла, от ЛЭ.

Тем не менее ответственные лица делали оптимистические заявления для прессы о готовности госпитальной базы, если по нашему, о работе специальной группы из знаменитого центра по контролю за болезнями и пр. Тринадцатого октября грянул гром: заболела одна из медсестёр, принимавших участие в лечение. Анализы на ВЭЛ положительные. Директор CDC говорит о нарушении протокола, у меня создалось впечатление, что это прозвучало слишком резко, потому что буквально через пару дней, когда выяснилось, что ещё одна м/с заразилась ВЭЛ, медсёстры, через свою профессиональную организацию, наносят ответный удар: предают гласности многочисленные нарушения противоэпидемического режима при госпитализации упомянутого больного.

Двадцать восьмого сентября, при повторном обращении, когда диагноз ЛЭ был очевиден, его изолировали, но не полностью, его посещали родственники, например. Конкретно сотрудники CDC и отделения инфекционных заболевания не использовали положенной защитной одежды, не обрабатывали руки, сопротивлялись замечаниями старшей сестры смены. Контактировавших больных поначалу изолировали, а потом вернули в обычные палаты.
Не знали, что делать с заразными отходами, отработанный материал накапливался чуть ли не до потолка.
Одежда на медработниках не закрывала всю кожу. Занятий практических с медиками не проводили, ограничились одной лекцией с необязательным посещением, которую физически не могли посетить все медсёстры больницы. При этом м/с жалуются анонимно, опасаясь наказаний от администрации.

Тон заявлений официальных лиц меняется. Теперь говорят больше о проблемах. В статье в Анналах авторы предлагают не лечить больных с ЛЭ в общих больницах, а изолировать в специальных центрах высокого уровня биологической защиты. Подобные центры дороги, обычные городские больницы, пусть даже очень хорошие, содержать их не могут.
По такому пути пошли немецкие медики. В New Eng J Med клинический случай успешного лечения больного с ЛЭ, осложнённой грам-отрицательным сепсисом. Его доставили из Африки по просьбе подругиВОЗ, он работал эпидемиологом в Либерии, на работе и заразился. Больной был очень тяжёлый, только поноса в сутки было по восемь литров, соответственно переливали по десять литров жидкости в сутки, на одном из этапов лечения потребовалась и ИВЛ, правда, неинвазивная. Больной выздоровел, долго находился в изоляции, так как вирус продолжал выделяться с потом и мочой. Лечили его в специальном отделении изоляции высокого уровня, в Гамбурге в университетской клинике . В этом отделении три палаты, рассчитанные на шесть обычных или трёх реанимационных больных. Вход в отделение через специальные шлюзы, т.к. поддерживается пониженное давление. Полная автономия: своя лаборатория, например, клиническая, биохимическая, газы крови, бактериология. Никакой материал из отделения не выходит необеззараженным, обрабатывается в автоклаве, затем в запечатанном пакете сжигается. Персонал работал в костюмах типа Астропротект, сHEPA). При выходе дважды душ с хлоркой (перхлорная кислота) и один раз просто водой, затем обеззараженный костюм уничтожается. Не заразился никто. Конечно, персонал этого отделения постоянно тренируется.

Костюм Astro Protect

положительным давлением: на поясе специальный компрессор, гонит 160 л/мин воздух внутрь, через высокоэффективный фильтр (HEPA).
После истории с внутрибольничным заражением ВЭЛ CDC ужесточил требования к защитной одежде. Должна прикрывать всю кожу. Не маска, респиратор N95 и защитный прозрачный щиток. Особое ударение: медики должны быть не просто теоретически обучены ношению защитной одежды, но на практие, натренированы одевать и снимать. Должен быть выделен особый сотрудник, лично наблюдающий за соблюдением режима.
На картинках ниже погрузка больной в самолёт. Обратите внимание на человека с планшетом, без защитного костюма: он помогает погрузить больную, а потом ещё и убирает мусор. Фото с сайта daily.mail.com,  заголовок был: Что это за идиот с планшетом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *